Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Sun

Катя и Достоевский

Когда я готовилась к поступлению в университет, то, естественно, ходила на занятия к репетиторам и на курсы. Курсы были не общеуниверситетские, на которые я сначала планировала пойти, а факультетские - меня заверили, что они лучше.
В будние дни были занятия по русскому языку и литературе, а по субботам английский. На русском и литературе я занималась в одной группе, а английская группа была отдельная, с другим составом.
И была в этой группе компания из трех или четырех девчонок, которые готовились на романо-германское и славянское отделения. Со мной они как-то очень быстро подружились, не то чтобы прям близкая дружба была, но приятельские отношения весь год благополучно держались. Все девчонки были просто очаровательные, бойкие на язык, шумные, развеселые... И главной заводилой у них была рослая кудлатая девчонка, самая шумная, самая бойкая, самая языкатая. Звали ее, ну, скажем, Катя. Все остальные ей в рот глядели, все за ней повторяли, в общем, "он засмеется - все хохочут, нахмурит брови - все молчат". Правда, Катя хмурить брови практически не умела, была смешливая, громкая и вся какая-то очень большая. По крайней мере мне с моими габаритами так казалось.
Никто не сомневался даже, что Катя обязательно поступит на свое романо-германское, хотя конкурс туда был ого-го. Не сомневались подружки, не сомневалась и она сама.
И вот наступил день первого экзамена - сочинения.
Было у нас три темы - по первой половине 19-го века (ура, там был Пушкин), по второй половине и по ХХ веку. Катя, как самая смелая и решительная, с этаким задором, взяла тему Достоевского.
И получила двойку.
Не знаю уж, за что именно - тему не раскрыла или еще что, но двойка.
На Катю жалко было смотреть. Она храбрилась, конечно, но удар был сильный. Она даже как-то уменьшилась в росте. И самое главное - как на нее стали смотреть три остальных девочки (имен их я не помню), которые шли на славянскую филологию. Поворот на 180 градусов. То была Катя - гений, Катя - умница, Катя - самая лучшая, Катя - самая остроумная. Теперь Катя просто исчезла. Там, где мы смотрели оценки (не помню уже, где их вывешивали, на первом ли этаже или на 8-м) вся компания еще продержалась вместе, но с Катей уже говорили сквозь зубы, как с отверженной, обдавая ее презрением и арктическим холодом.
Я больше с теми девочками почти не виделась. Я поступила на русское отделение, они на славянское, но дело не в этом. Они мне все трое как-то резко стали противны. Может, я и не права, с чего мне их судить? Но общаться - нет уж, спасибо.
Несколько раз на первом курсе я встречала их то просто на этаже или в лифте, то в очереди за студенческими проездными. Иногда сделать вид, что я их не увидела, мне не удавалось, приходилось подходить и здороваться. Ну, что. Обычные девочки. Без Кати исчезла вся их шумная задорность, да и меж собой они, кажется, уже не так тесно дружили. "Привет - привет". Я как-то спросила одну из них про Катю. "Не знаю про нее ничего", - ледяным тоном ответила она.
История, конечно, так себе. Но кое-чему меня научила.
Sun

Радуга

Сегодня, говорят, День переводчика.
Могу себя назвать причастной и к этой нужной профессии ))
Начнем с того, что в школе мне выдали "корочку" - диплом технического переводчика. Школа-то английская.
Но это ладно.
На вступительных экзаменах, когда мы, перепуганные абитуриенты, толклись у 9-й поточной аудитории на 1-м этаже 1-го гума МГУ, я разговорилась с какой-то девчонкой, поступавшей на ромгерм. Она и поделилась со мной сведениями, что если знаешь английский достаточно неплохо, то можно подрабатывать переводами в издательстве "Радуга" на Сивцевом Вражке. Переводить дают всякую лабуду, конечно, но зато деньги платят честно.
И вот, уже студенткой первого курса, где-то в сентябре или октябре, я решила, что нечего сидеть на иждивении у родителей, уж на книжки себе я могу заработать и сама.
И вспомнила тот разговор на экзаменах.
Нашла у себя в закромах книжечку "Радуги" - она в то время издавала множество любовных романов, помните, белые с яркой картинкой в кружочке, тетеньки в метро их взахлеб читали по пути на работу, и я несколько штук тоже из интереса прикупила, - вот и пригодились ))
Нашла там адрес издательства и ничтоже сумняшеся поехала туда. Надменной вахтерше у входа в старинное красивое здание на Сивцевом я сообщила, что иду устраиваться переводчиком, она меня записала в какую-то амбарную книгу и пропустила, объяснив, куда идти.
В лабиринтах старого дома с великолепной лестницей я нашла нужный кабинет и пожилую редакторшу Альбину Александровну, которая посмотрела на меня и на мою книжечку "технического переводчика" с сомнением, подумала и выдала мне пару листочков текста для проверки.
Я старательно перевела его дома, перепечатала на машинке (никакого компьютера у меня еще не было) и отнесла обратно. Альбина Александровна прочла мой перевод, спросила, помогал ли мне кто-то, и получив твердый отрицательный (и совершенно правдивый) ответ, выдала мне книжку для перевода. Мне. Первокурснице. Настоящую английскую книжку. Чтобы я ее перевела, и ее издадут. Вот, прямо на бумаге издадут. И люди будут читать.
Слегка одурев от такого счастья, я выкатилась на Сивцев Вражек, прошла пешком до Кропоткинской, любуясь видами арбатских переулков...
Первую свою книжку я переводила месяца два или даже три (это был максимальный срок). Писала перевод от руки, потом печатала с копиркой... Наконец отперла толстую пачку листов в издательство. Мой труд приняли и выдали мне гонорар, сказав, когда приезжать за авторскими экземплярами... Перед этим еще какая-то строгая пожилая редакторша, которая выправляла мой перевод, сделала мне несколько замечаний, но в целом, сказала, переведено неплохо.
После ее резолюции мне выдали новую книжку, которую я перевела уже быстрее. А вскоре купила компьютер. Теперь не надо было замазывать ошибки на листах, а перевод можно было отвозить в "Радугу" на дискете. Красота.
Я перевела для "Радуги" десятка два романов. Авторские экземпляры раздаривала друзьям и родственникам, оставляя себе по одной книжке на память. Некоторые, наверное, их даже читали.
Первый гонорар я потратила на покупку нового рюкзака и на подарки родителям. Остальные почти целиком оставляла в книжном на Новом Арбате, главным образом в букинистическом отделе, куда за бесценок сдавали порой потрясающие издания. Так я собрала неплохую библиотеку ))
Потом дела у издательства пошли хуже, они переехали из красивого арбатского здания на Бауманскую... а потом и вовсе закрылись. Да и мне надоело переводить дамские трогательные истории о скромных, но достойных девушках и прекрасных и благородных богачах.
Но опыт был ценный.
До сих пор вспоминаю.

raduga01.jpg

(Эти переводы не мои, картинка взята на просторах интернета. Я такие дурацкие названия своим переводам не придумывала)
Sun

Медовый месяц, 18-й год )

Полет нормальный.
Гуляем по Белеву.

981ACAB0-A35C-4D46-B049-51E4CCCDBF54.jpeg

Сегодня день получился непростой, но хороший.
Начали с Ясной Поляны. Мы там бывали уже не раз, но все как-то не судьба была зайти в дом Толстого. Вот собрались. А вот фиг вам - пускают только на экскурсии раз в 2 часа, потому что пандемия! Конечно, для защиты от вируса надо сгуртовать в доме побоььше людей разом.
Плюнули и уехали.
Поехали в городок Одоев, очень симпатичный.
Collapse )
Sun

Закладки

Не люблю закладки для книг, которые специальные закладки. Лучшие закладки - это билеты (в музей, в театр, куда угодно) или календарики. Или еще какие-нибудь бумажки - приметы времени.
Тогда из книги получается небольшая такая кладовка времени.
Открываешь спустя лет 10-15 книгу, а в ней, например, билет на выставку, о которой давно забыла. И вспоминаешь - а точно, там было то-то и то-то, здорово.
А обыкновенная закладка ни о чем не напомнит.
Sun

Про изюм

У меня ребенок не любит изюм. Просто терпеть не может, из булочек его выковыривает беспощадно, никакие блюда с изюмом не ест, если только нельзя его оттуда изъять.
Если бы мне в детстве сказали, что можно не любить изюм, я бы страшно изумилась )
Изюм для меня в детстве был прочно связан со сказками.
Дело было вот в чем.
В бабушкином доме в Георгиевске была комната, ну нечто вроде гостиной, называлась "зал". Там никто не жил, стоял большой стол, диван, буфет, по-моему. Не помню уже, я маленькая тогда была.
Но главным в этой комнате был не стол и не буфет. Диван стоял около окна, которое выходило на террасу и функцию окна не особо выполняло, но зато у него был широченный подоконник (дома на юге с очень толстыми стенами). И на этом подоконнике стоял чемоданчик-проигрыватель, лежала стопка пластинок со сказками и - стояла большущая жестяная банка изюма. Всегда полная, потому что, видимо, ее исправно пополняли.
Когда мне надоедало играть на улице с девчонками или во дворе с кошками и собакой Пальмой, я уходила в эту комнату, садилась на диван, ставила пластинку со сказкой, брала банку изюма и отдыхала таким образом, поедая изюм и слушая любимые сказки - про Снежную Королеву, про Бременских музыкантов, про слоненка и пирог...
Изюм был очень крупный, сладкий, раскусываешь его - а внутри много-много вкусной мякоти... Бабушка знала, какой покупать.
С тех пор изюм у меня прочно связан именно со сказками. И с прохладной тишиной бабушкиного "зала", в который кроме меня никто обычно не заходил...
Sun

Про мат

За последние дни, буквально на этой неделе, несколько раз встречала посты о том, как много и бессмысленно матерятся не только современные молодые люди, но даже дети.
Согласна.
Что-то жуткое.
Мимо футбольной площадки идешь, играют дети лет по 10-11 - мат-перемат.
Многие дядьки вспоминают - мол, мы тоже матерились в детстве, но старались, чтоб взрослые не слышали, при девочках не ругались и т.д.
Не буду врать, что я тоже ругалась. Это не так. Более того - я матерных выражений просто не знала лет до 13-ти. Ну то есть они где-то по краю моего сознания иногда проскальзывали на улице, я знала, что существует плохое слово из трех букв, - но и только. В семье у нас мата просто не было. Папа за рулем мог обругать какого-нибудь водителя "козлом" или "скотиной" максимум. По крайней мере в моем и мамином присутствии.
В Бронницах, где я проводила у бабушки все выходные и немалую часть каникул, у нас была отличная компания, появившаяся в моей жизни в мои лет 15 примерно. Нас было четверо девчонок, и несколько мальчишек. И мальчишки, бесспорно, матерные выражения отлично знали. И активно и широко использовали. Пока в этой компании не появилась моя зловредная персона.
Я мату объявила решительную и бескомпромиссную войну. В прямом смысле слова. То есть предупредила всех пацанов из компании, что если от кого услышу ругательство, то стукну как следует.
Они поначалу не поверили. Но у меня были туфли-лодочки с каблуками, лаковые такие, модные ))) И каблуком я могла, совершенно не смущаясь, при первом же ругательстве заехать выражающемуся по ноге. Больно.
Поражаюсь, как они все это терпели. Видимо, считали, как герой Кокшенова из "Жени-Женечки..." что "это она так кокетничала". Ну либо их это просто прикалывало. Но при мне очень быстро все перестали материться. Научились заменять все матюки эвфемизмами. Например, "рыбогрёб" вместо сами догадайтесь чего ))) Представляете себе, метод пинка туфлей очень хорошо работал. Не знаю, насколько наших пацанов это доставало, но видимо, не очень. Интересно бы сейчас спросить.
Потом я стала приезжать в Бронницы все реже и реже, началась учеба в университете. Да и все выросли, пошли другие дела и интересы, компания на школьном дворе собираться перестала... Да и я стала терпимее, ознакомившись с литературой ХХ века...
Но мат как просто мат (а не как художественное средство выражения) не люблю по сей день. И, пожалуй, готова пустить в ход свой старый метод, да вот беда - давно не ношу туфли-лодочки, сменив их на мягкие босоножки "Экко"...
Это я ко Дню русского языка вспомнила. И ко дню рождения Пушкина, который, между прочим, был тоже не промах насчет крепких выражений, но употреблял их весьма искусно.
Sun

Детская литература для взрослых

Я вообще очень люблю детскую литературу. На мой взгляд, ее и взрослым не вредно перечитывать время от времени.
Но вот если в детстве не прочла, то воспринимать сейчас (лично у меня) получается далеко не все.
Вот, например, "Дорога уходит в даль" Александры Бруштейн мне в детстве не попалась. Но хотя, конечно, жаль, что не попалась, однако уже взрослая, лет в 20 с чем-то, я ее прочла с огромным удовольствием и теперь иногда перечитываю. Помогает от плохого настроения.
То же самое с многими книжками Линдгрен - ну не было их ни у меня, ни в библиотеке в моем детстве. Позже купила и прочла, замечательно.
Многие книги Крапивина я в детстве просто не могла прочесть в силу того, что он их написал, когда я уже школу и даже университет закончила. И ничего - купила и прочитала, замечательные, интересные книги.
А вот с чем вышел пролет - это с двумя книжками, которые обожали многие поколения советских детей. "Кондуит и Швамбрания" и "Непоседа, Мякиш и Нетак". Мне они в детстве тоже не подвернулись, увы. А когда попали мне в руки уже в относительно взрослом возрасте, естественно, я поспешила прочитать - интересно же, от чего так тащились мои сверстники...
Да простит меня Лев Абрамович Кассиль, чьи другие книги я всегда читала с удовольствием, но от "Кондуита" я едва не сдохла со скуки. Так и не поняла, чего там хорошего. На "Непоседе" я просто сломалась. Прочту полглавы первых - и напрочь забываю, о чем речь. Видимо, надо было читать в детстве. Взрослому (даже такому не вполне повзрослевшему, как я) человеку это не по зубам. Может, кто в детстве фанател от этих книг, меня просветит, чего я лишилась?
Sun

Наталья Иосифовна Быкова

Однажды, когда мы учились в 8 или 9 классе, наша литераторша (которую я активно не любила по длинному ряду причин) заболела. И ей на замену пришла учительница, которая литературу преподавала только у старшеклассников, - Наталья Иосифовна Быкова. Старшеклассники ее очень хвалили. Но это я все узнала потом. А тогда она вошла в класс, невысокая, с простым классическим "учительским" пучком-прической... открыла толстый блокнот и начала читать нам стихи.
У меня отвалилась челюсть.
Она читала не программное, мягко говоря. Начала она с Наума Коржавина - "Памяти Герцена или Баллада об историческом недосыпе"... Еще она рассказывала что-то ужасно интересное. Опять же, нимало не похожее на то, что в учебнике.
Словом, когда урок закончился, я успела десять раз пожалеть, что у нас литературу ведет не она, а другая учительница, которая предпочитала рассказывать о своей увлекательной семейной жизни, а не о каких-то там Белинских и Гоголях.
В 10-м классе - ура, ура! - литературу стала нам преподавать именно Наталья Иосифовна. Я не скажу, что она привила мне любовь к литературе, это было бы враньем, потому что эту любовь привила мне совсем другая учительница - моя бабушка, научившая меня читать в 3 года. К 10-му классу я уже точно знала, что пойду на филфак, и что литературоведение - лучшая наука в мире (лично для меня).
Но вот думать всерьез над произведениями и не ожидать, что любое мое эмоциональное эссе (пусть и без единой грамматической ошибки) будет принято с восторгом, научила меня именно Наталья Иосифовна. Помню, как моя пылкая речь в защиту Раскольникова удостоилась (к моему возмущению) всего лишь четверки с саркастическим комментарием, - но это же и заставило меня задуматься над тем, что я пишу...
В школе я после ее окончания была всего раз или два, заходила, конечно, и в кабинет литературы. Рассказывала о своих успехах на филологическом поприще. Потом уже меня в школу не тянуло, да, откровенно говоря, из своих учебных заведений я всегда намного больше любила университет...
Вот мы в эту субботу и простились с одной из немногих моих учительниц, о которых я всегда вспоминала с большой теплотой, - с Натальей Иосифовной Быковой. В церкви на Воробьевых - множество людей, ученики, коллеги... Многие роняли слезы, хор церковный красиво выводил "Со святыми упокой...", свечи плакали желтоватым воском, капали на пол и на белые бумажки.
А ведь раньше казалось почему-то, что такие учителя - они вечные.
Sun

Про сукиного кота.

Когда я была маленькой - лет 7-8 максимум, - то прочитала рассказ Шолохова "Нахаленок". И там была фраза, изумившая меня тем, что она напечатана прям вот так в книжке: "Значит, ты, сукин кот, не жалеешь батяньку? Он с дороги уморился, прилег уснуть, а ты крик подымаешь?"
К тому времени некоторые (довольно скромные, не матерные, слава богу, а полулитературные) ругательные выражения я знала от троюродной сестры Женьки, которая была куда более просвещена в уличной жизни, и когда мы приезжали к родственникам на Донбасс в гости, просвещала и меня по мере возможности. Так что насчет "сукина сына" я слышала, а вот про кота для меня было в новинку.
И тогда я сочинила свое первое стихотворение, основанное на басне Крылова, но куда более короткое и емкое:

Ах ты, кот,
Сукин кот!
Ты зачем
Мясо съел?


Я его даже записала куда-то в тетрадку, но ее никто не видел. И слава богу.
Sun

Не таинственный не сад

Что за странная тенденция появилась - уродовать хорошие книги в кинематографе? Вот недавно новый американский "Зов предков" посмотрела и изумилась, какая вышла халтура и отстой. А тут посмотрела "Таинственный сад", тоже новенькая экранизация старой классной книжки. Экранизация британская, с Колином Фёртом, так что я ожидала что-то классное, даже высококлассное. А вот фиг вам!
Ни один, подчеркну, ни один герой даже близко не похож на героя из книжки. Мэри - ангелочек такой сказочный, задумчивый и романтичный (напомню, в книге она была избалованной злюкой, которая привыкла помыкать индусами-слугами в колонии, а попав в Англию, стала меняться к лучшему, да и то не сразу). Дикон - это вообще полная чушь. Вместо веселого дружелюбного рыжика в компании ручных зверушек - какой-то хмурый злобный мальчик-мулат в рванине, бомж - не бомж, черт-те что, и сестра его тоже какая-то тупая мымра. Вообще вся семья Дикона и Марты вычеркнута, а главное - исчезла их замечательная мама, которая для Мэри сделала очень много, по сути, она-то эту неприкаянную девочку и поняла. Колин - ну вот он относительно похож на себя из книжки, но скорее как карикатура на портрет. И полное фиаско - это, конечно, дядюшка. Его сыграл Фёрт, но лучше бы не играл. Вместо доброго, но несчастливого сутулого мужчины, который потерял жену и поэтому ко всему охладел, даже к сыну, нам предъявили какого-то полоумного алкаша, который дом спалил. А уж вся идиотская мистика с - "ах-ах, безвременно умершей сестрой" - это вообще какой-то бред, кому это нужно? Ну и сад - не сад, а какие-то дурацкие джунгли с чумазой бродячей шавкой внутри.
Не то режиссер решил, что он обязан ради творческого процесса все вывернуть наизнанку, не то он читать не умеет, не то реализовывал свои собственные детские психологические проблемы, но фильм вышел полнейшим отстоем и напыщенной бездарностью с потугами на мистику. Даже жаль потраченного на просмотр времени.