Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Sun

Курская дуга. День 2. Прохоровское поле

Сегодня продолжился марш-бросок по памятникам Курской дуги, начатый вчера.
Первый пункт - мемориал на трассе М2 в селе Яковлевское. Громадная черная дуга с танкистскими лицами, похожими на фигуры Острова Пасхи, танк на постаменте, окопы, стела, самолет. И много-много каштанов, которые набросали нам под ноги спелых, блестящих, разной формы своих плодов. Игорек набил полные карманы.

курск04.jpg
курск03.jpg

Проведя там больше часа, мы поехали к мемориалу "Прохоровское поле". Дорога туда ведет новая и просто роскошная, 4 полосы, разделительная по всем правилам безопасности, покрытие свежее. Не иначе, делали к юбилею Победы.
Collapse )
Sun

Где погибла первая «Катюша»

Нас огнем «Катюши» кормят,
Мы бежим, не чуя ног.
Наступали в полной форме,
Отступаем без штанов.
(детская дразнилка «про фрицев» времен войны)


«Катюша». Едва ли не самое известное оружие советской армии времен Великой Отечественной. Сколько о нем написано — и о применении, и, наконец, о создателе… Если постараться, то вспомнят и о том, что первые «Катюши», когда они еще назывались только сухой секретной аббревиатурой «БМ-13/16», произвели устрашающее впечатление на немцев, а окруженная батарея, не в силах прорваться к своим, взорвала установки и вроде бы сама погибла до последнего человека. А кто командир? Да вы что, откуда нам помнить такие подробности?



А когда-то фамилию капитана Флёрова помнили все. О нем в школе рассказывали. Правда, «Героя» дали отнюдь не сразу, но помнить — помнили, ведь подвиг нешуточный.
Первая реактивная батарея капитана Флёрова получила колонну из семи машин с ракетными установками, грузовиками со снарядами, гаубицей и т.д. — всего 44 машины, и на это хозяйство — около 170 человек. И приказ — в случае угрозы захвата установок немцами — взорвать это всё. Можно вместе с собой… Конечно, надежда есть всегда, но едва ли капитан Флёров не понимал, что фактически идет на смерть вместе со всеми своими бойцами.

Collapse )
Sun

Подвиг Александра Матросова

И в машину ко мне
постучалось военное время.
Я впустил это время,
замешанное на крови.
(В.Высоцкий)


На дороге между Великими Луками и Локней, в деревне Прискуха Псковской области есть указатель: "Мемориал подвига А.Матросова, 28 км". И в сторону железной дороги уходит хорошо "причесанный" грейдер.
Мы свернули туда с некоторыми сомнениями - все же 28 километров дороги по местам, где, судя по карте, нет никаких деревень, только леса и болота.
Но грейдер оказался превосходным, наверное, оттого, что по нему мало кто ездит. На дороге сидели и грелись целые стаи бабочек, взлетавшие при нашем приближении. Летал прямо над дорогой какой-то птичий хищник. Гулял аист.
Дорога петляла по лесу, пока не вывела нас сначала к рассыпавшему бревна лесовозу, а за ним - уже и к мемориалу. Точнее, к гигантским бетонным воротам со стальными великанскими касками.



Collapse )
Sun

Как наши деды воевали?

Сейчас все рассказывают, прямо по песне - "как наши деды воевали // Давным-давно..."
Я не знаю, как воевали мои деды. Не знаю, и всё. Они не рассказывали.

Мой прадед по папиной линии, Русинов Александр Иванович, был призван из Севастополя в самом начале войны, погиб под Запорожьем.
Я не знаю, как он воевал - просто некому было рассказать. Если и были письма с фронта, они все пропали при оккупации Крыма. Его жену, мою прабабушку Аполлинарию Русинову, посадили по ложному доносу, потом реабилитировали, дети - моя бабушка Муза и ее брат Алик - отправились в эвакуацию и в Севастополь больше не вернулись. На месте их дома в Севастополе теперь стоит памятник комсомольцам.
Осталась всего одна его фотография военного времени.



Collapse )
Orange

Поле двух Отечественных

Сегодня на Бородинском поле будут всяческие мероприятия памяти Великой Отечественной. Народу будет наверняка много. Официальные лица местного значения.
А вчера мы были на поле, когда там не было никого. Ну как никого - все, кто всегда...

На Бородинском поле рядом с памятниками Отечественной войны 1812 года стоят другие памятники. Большинство из них очень похожи друг на дружку - это мраморные плиты на братских могилах воинов 32-й стрелковой дивизии, установленные в 1950-х годах. Безымянные и с поименными списками. Это памятники работы архитектора-фронтовика, не поверите, - Француза. Исидора Ароновича. Который был соавтором Щусева при строительстве Мавзолея в Москве, участником обеих Мировых войн и совсем не французом.



Через без малого 130 лет после Бородинской битвы в этих местах снова шла оборона Москвы.
Можайская линия обороны проходила как раз через поле, где находился 36-й Можайский укрепрайон.
Его доты и рвы сохранились и по сей день. Рвы восстановлены только возле Главного монумента-часовни.

Collapse )
Sun

Про войну

Во френдленте встретился короткий рассказ benidola о том, какие впечатления ее сын (примерно ровесник Игорька) вынес из садика на тему Великой Отечественной:
В его длинных рассуждалках присутствуют "памятник из камней", "фашисты, которые очень плохие, разбойники в общем, они детям руки и ноги отрывали", "солдаты, которые фашистов убювали из автомата". Стас ходит по комнате с пистолетом и стреляет в фашистов, "а у них кровь течет и они плачут".

Прочитала я это - у меня волосы встали дыбом.
Я помню, как множество моих детских кошмаров много лет питалось рассказами о войне. Сначала - не книжными, а самыми живыми.
Замирая от ужаса, я просила бабушку, как дети просят в сотый раз страшную сказку про медведя и липовую ногу, - так вот я просила бабушку рассказать, как ее едва не застрелил фашист, когда она отказалась какие-то офицерские портянки стирать... и про то, как она уговорила сельского попа спрятать раненого солдата (поп его записал как своего сына - семьи священников немцы не трогали практически)... и про то, как прямо за их забором бились два танка, а потом долго еще обгорелый остов "Тигра" торчал в поле... и про маленький лагерь наших военнопленных в их оккупированном селе... и про то... и про то... я могла слушать бесконечно, боялась и снова просила рассказать.
Вскоре начались книжки о войне. У меня была страшная - реально страшная - книжка "Никогда не забудем" с коротенькими рассказами белорусских детей, побывавших в оккупации, в плену, на работах в Германии. Тексты, конечно, были обработаны, но суть их была жуткой. Были и другие рассказы, дальше - больше... К счастью, тогда я не имела возможности подробно читать (как сейчас), что произошло с молодогвардейцами, но и отретушированного за глаза хватило.
В школе я, как ученица, обладавшая наилучшей памятью, с 1 класса проникновенно и с выражением читала со сцены на все праздники длиннейшие тексты о войне, Победе, героях, читала и чувствовала себя так, будто стою с этими героями в одном строю, и представляла, как бы я совершила какой-нибудь подвиг... Ну, в общем, все, как полагается. Без этого никак. Это и правильно. "Довоевываем в своих песнях"...

Но...
Все это слушать и читать внимательно я начала примерно в 6-7 лет, уже кое-что понимая.
До этого бабушка, кажется, мне просто ничего не рассказывала - чтобы не пугать. И правильно делала.
Я не знаю, что было бы с моей психикой, предъяви мне в 4 года вот такие истории, про то, как "детям руки и ноги отрывали".

У нас в садике вроде Бог миловал - ограничились сдачей рисунков на тему. Игорек самолично нарисовал три довольно похожих танка, цветным песком изобразил салют и накорябал "Победа!". Никаких страшилок про фашистов из сада он не приносил. Но, правда, мы ходим эти недели через пень-колоду, пропускаем по 2-3 дня, может, и страсти благополучно прогуляли.

Интересно, сколько психологических травм будет вследствие этого детсадовского "просвещения" карапузов 4-5 лет, которые вдруг узнают вот эдакое?

Я не говорю, что дети не должны знать о войне и Победе. Должны, еще бы.
Но всему свое время, мне кажется...
Sun

Восточные единоборства на войне

Где-то встречала рецензию на какой-то новодельный военный фильм. Скажу сразу - очень мало новых военных фильмов (о ВОВ, я имею в виду), которые бы мне понравились, так что тут я практически беспристрастна.
Так вот, автор рецензии ругал фильм и в том числе очень потешался над сценой рукопашного боя, где герой размахивал руками-ногами, словно Брюс Ли. Какие восточные единоборства, смеялся автор рецензии, их у нас изучать начали в 70-х, не раньше.
А вот у Лукницкого в книжке очерков "Ленинград действует", собранной из репортажей, которые он делал, будучи военным корреспондентом, встретилось в интервью с одним командиром, державшим оборону со стороны Выборга:

"Мы занялись экипировкой, подготовкой и изучением всего, что нам могло понадобиться, вплоть, например, до приемов джиу-джитсу..."

Конечно, едва ли авторы того военного кино что-то знали об этом, и просто все так совпало. Хотя как знать, где эти уроки еще упоминались.
Sun

Переправа, переправа, берег левый, берег правый...

Соловьева переправа. Это название в истории войны 1812 года - одно из ключевых и самых известных.
Сам перевоз через некогда большой и судоходный Днепр известен с давних времен. Здесь была литовская переправа, от которой у деревенских мужиков сохранились якоря... и эти якоря очень пригодились русской армии в августе 1812 года.
Когда русская армия отступала из-под Смоленска, в Соловьево стало ясно, что на существующем махоньком паромчике на 30 человек переправить через Днепр армию попросту никто не успеет. В Соловьево вызвали здешнего дворянина Ивана Глинку, и поручили ему навести мосты. Иван Николаевич Глинка собрал крестьян, собрал по их избам те самые якоря, и через два дня через Днепр пролегли два бревенчатых наплавных моста, через которые и пошли солдаты...
Мостов оказалось маловато. В дело вступил Морской Гвардейский экипаж - небольшое подразделение, в мирное время обслуживавшее поездки Императора по морю. Их усилиями навели еще три моста. По ним через Днепр переправлялись не только военные - толпы беженцев из занятых французами уездов тоже переходили реку...
Когда все переправились, в Соловьево остался только казачий корпус Платова и отряд генерал-майора Юрковского. Они, напав на французов, захватили 21 орудие, большой обоз, да и вообще порядком их потрепали.
А моряки-гвардейцы разрушили мосты, которые сами же и строили. Естественно.

В память об этом еще в 1813 году по личной инициативе кого-то из царской семьи здесь была построена памятная часовня. В 1919 году часовню разрушили...
Спустя почти еще сто лет, в 2001 году, местные жители предложили построить в деревне церковь. Посвящение выбрали подходящее - Иконы Божией Матери "Взыскание погибших". Потому что сколько их тут, погибших и не найденных - представляете себе?



В большой церковной ограде хоронят тех, кого находят поисковые отряды. Думается, что тут рядом лежат и солдаты обеих императорских армий 1812 года, и солдаты, погибшие здесь в 1941 году...

Collapse )
Sun

Медвежий угол

Главное сюрреалистическое ощущение от этого села, затерянного в глуши Новгородской области - надгробные камни с японскими иероглифами на них...



В этот медвежий угол занесло японских военнопленных времен войны 1904-1905 годов... Кстати, жили японцы довольно вольготно. Старший по званию, майор Того, даже выписал к себе свою жену.
Прожили они здесь не очень долго, но 19 человек умереть успели. Остальных возвратили в Японию. В 1908 году в село приехала японская делегация и забрала тела умерших. А камни с непонятными местным жителям надписями остались на память.
А уже в постсоветское время приезжала сюда еще одна японская делегация. Японцы собрали уцелевшие камни и соорудили мемориал под названием "За мир и дружбу между Россией и Японией".
Да, забыла сказать, как село-то называется. Да так и называется - Медведь...

Collapse )

Все фотографии Медведя - здесь: http://biz.msk.ru/album/rustowns/120803m/page.html
фото

Калужское пограничье, или под знаком межевых знаков

Мы ехали по Калужскому шоссе в Тарутино, по пути отмечая, где примерно проходил старый Калужский тракт - он немного отличается от нынешней (тоже уже старой) дороги. Вдруг навигатор сделал нам неожиданное предложение - для сокращения дороги свернуть на какое-то Рогово... Мы, может быть, и не стали бы сворачивать, но кроме указателя на Рогово на дороге стояла табличка "Военный мемориал в д.Кузовлево". Проедем или не проедем мы туда, куда надо - это еще вопрос, решили мы, но если и не проедем, то хоть мемориал посмотрим, наверное, он не так уж прост, если на него указатель на трассе стоит...
Дорога петляла, но указатели каждый раз уверенно проводили по нужной дороге, и в конце концов мы оказались на границе леса и поля у ухоженной аллеи, в конце которой стояла часовня. А правее часовни - высокий белый то ли обелиск, то ли памятник... довольно старинного вида. Что ему делать в такой глуши?



Теряясь в догадках, мы подошли поближе и увидели на обелиске новенькую табличку:

Collapse )