Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Sun

Эх, дороги...

Отвезла мужа в аэропорт, проводила.
Поехала обратно по удивительной дороге. Это дорога от трассы на Домодедово к Рязанке через Денежниково. Кто там бывал, тот понимает, о чем я. Зимой эта дорога еще туда-сюда. В иное прочее время это нечто. Точнее, нечто - это всего лишь километра 3-4, не больше. Но какие это километры! Вдрызг раздолбанная бетонка, с торчащими арматуринами, местами совсем узкая, местами все же на 2 машины шириной... обочины - вообще кошмар,
Пару лет назад местных жителей достала ситуация с этими километрами, и они начали собирать народные средства на ремонт. Теперь арматурины из бетона все же не торчат, наиболее страшные щели залиты бетоном, вынуты обломки. То есть в принципе ехать можно. Ну я и поехала.
Думаю, я собрала все ругательства водителей. Еще бы - видишь перед собой вполне приличный "Санта Фе", думаешь - ну уж этот-то поедет нормально. А вот фигвам. Ползет 30 км/ч, тормозит при встрече с грузовиками... Думаю, когда меня обгоняли, все про себя говорили одно и то же.
А я в ответ им про себя говорила: "Да идите вы все. Еду как могу, и ради вас в кювет улетать не планирую". Это меня слегка успокаивало )) Повздорила я только с одним грузовиком, который очень хотел, чтобы я "приняла вправо", а справа у меня была обочина с громадной лужей и неизвестным дном.
В общем, когда я выползла в Сельвачево, то просто остановилась на остановке и пропустила всех несчастных, тащившихся за мной. Позвонила мужу, что цела, и дальше добралась без приключений.
Все же делают у нас дороги в Подмосковье, делают! Правда, кое-где силами местных жителей и на народные средства. Вот что мешает заасфальтировать 3 км дороги у самого Домодедовского аэропорта, а?
Orange

Там, где погиб Гагарин

Год назад мы побывали в печально известном (а теперь уже как-то и не очень известном) месте Владимирской области - между Покровом и Киржачом, в лесной глухомани, где стоит мемориал на месте гибели Юрия Гагарина и Владимира Серегина.



Мемориал с профилями стоит на маленькой полянке, образовавшейся при падении самолета.
Вот такого:

Collapse )

Все фотографии - здесь: http://biz.msk.ru/album/rustowns/120506m/page.html
Sun

Кошмар в Бен-Гурионе

Мы улетали из Израиля домой. Через аэропорт Бен-Гурион. Летели: я, сын полутора лет и моя мама. Компания, согласитесь, совершенно мирная и вида не восточного, не террористического и не подозрительного.
Прелести общения с израильскими таможенниками начались с дикой и очень медленной очереди на просветку багажа. Перед нами стояла толпа индусов, которые, видимо, везли много подозрительных вещей, так что мы простояли в очереди позади них больше часа. Ясно, что ребенок уже начал выходить из себя и рваться вон из коляски. Когда мы добрались с нашими тремя сумищами, гружеными подарками и детскими вещами, до просветки, наше барахло в двух сумках из трех сочли подозрительным и отправили на досмотр. И верно - там были ужасно подозрительные вещи - три бутылки израильской водки "Кеглевич", с кофейным и лимонным вкусом. Причем когда я спросила - может быть, это запрещено к вывозу? - мне жизнерадостно ответили: "Нет-нет, конечно нет!" Но сумку, аккуратно уложенную, перерыли. Первую сумку осматривала вежливая девушка, которая даже потом помогла ее закрыть. Но вот вторую...
Тут время от времени в ленте встречаю рассказы про то, какие у нас в московских аэропортах неприветливые и грубые пограничники. Не знаю насчет московских, со мной они были всегда вежливы. А вот израильские...
Мелкорослая носатая чернявая девица с каким-то особенным удовольсвием распотрошила всю огромную сумку с детскими вещами и игрушками, швыряя их, как какую-то прелую картошку, в ящик, как попало в кучу. По ощущениям и судя по ее ухмылкам (а на такой смугло-носатой роже ухмылки красивыми вряд ли бывают), нарочно. Наконец откопала пакетик с кремом. Торжествующе показала мне и спросила - где я это взяла и зачем везу. Я, уже охренев от этого свинства, ответила что купила крем себе, себе и везу. Она пихнула мне крем в руки и отвалила в сторону, как ни в чем не бывало. Ребенок уже жару не выдерживал, постоянно плакал, я, рыча, складывала разборсанные вещи обратно, желая этой "очаровательной" израильтянке мужа-араба (и чтоб она у него была четвертой нелюбимой женой) и прочие приятные вещи. Ну, как-то упихала сумку, даже все доехало в багаже в целости.
Когда же мы дотащились с ревущим ребенком до паспортного контроля, то ребенка начало тошнить, да так, что разукрасился он сам, коляска и моя мама. Видимо, у него это произошло от этого паршивого аэропорта, где стояла жара, духота и нас по-хамски под видом какой-то борьбы с террористами мурыжили два часа, чтобы сообщить, что водка и крем не опасны. Таки вы думаете, нам кто-то из доблестных и вежливых сотрудников помог или хотя бы подсказал, где туалет? Ха-ха. Две толстозадые израильские таможенницы, хихикая, проводили нас взглядами. И все.
Одно порадовало - им пришлось после нас капитально мыть и полы у паспортного контроля, и туалет.
Отмыв ребенка и коляску, мы с рыдающим в голос Игорьком промчались через паспортный контроль, где я еле удержалась от желания плюнуть через границу.
Улетели мы с желанием больше на эту благословенную землю не возвращаться. По крайней мере, этим якобы замечательным израильским аэропортом желания пользоваться точно нет.
В Домодедово нас встретили очень мило. Нигде не задерживали (дома же!), наши многострадальные сумки выехали на ленту первыми. Из коридора выпали в объятия мужской половины семьи.
Ура, мы дома! Да здравствуют путешествия на машине по родной стране!
Sun

Полярный мамонт

Мы думали, что нашли его. Невысокое строеньице за очень покосившимся и местами дырявым забором, на территории автобазы. Все как полагается: полукруглая крыша, ворота... Все-таки это должен был быть ангар аэродрома полярной авиации, самолеты были маленькие, и большой ангар им, наверное, был не нужен. Так мы решили. Чтобы скоротать время, пошли прогуляться по дворам. И, обогнув длинный забор, падающий то внутрь, то наружу и местами подпертый деревянными дверями, бог весть откуда снятыми, увидели, как над забором, над высокими деревьями за ним - вдруг - поднимается огромный серый остов, выше окрестных пятиэтажек, с полукруглой крышей, с высоченными проемами кое-где еще застекленных окон.
В широкие дыры в заборе его хорошо было видно. Раскрытые огромные ворота, из которых когда-то на взлетную полосу выкатывали самолеты, зияют пустотой... Сквозь них видны трубы каких-то коммуникаций - видимо, перестав служить для самолетов, он еще использовался для чего-то. Частично ворота заложены свежим белым кирпичом, странно выделяющимся на фоне серого дерева и ржавых металлических конструкций.
Вокруг - высокие и пятиэтажные дома, буйная зелень.
А он - словно вдруг оттаявший из полярных льдов скелет мамонта, оказавшийся среди этой изменившейся до неузнаваемости жизни, смотрит своими большими глазами-окнами вокруг и, не находя знакомого аэродрома и людей в летных шлемах, погружается обратно в свой вечный сон...



* * *
В 30-е годы на территории Северного Тушина появился другой важный объект - Центральный аэродром полярной авиации Севморпути “Захарково”. Отсюда отправлялись экспедиции полярников на дрейфующие станции, вылетали самолеты для ведения ледовой разведки, для спасения попавших в беду полярников. Здесь, в Северном Тушине, разместились и другие объекты Севморпути. В 1970 году обширное пространство аэродрома было застроено жилыми кварталами.
(Из истории Тушино)

* * *
На месте ангара, расположенного по адресу: Химкинский бульвар, д. 10 (район Северное Тушино), в перспективе планируется строить жилые дома. Об этом сообщил в интервью М2 в понедельник советник главы управы Северное Тушино Анатолий Мерзликин.
Ангар, оставшийся от Тушинского аэродрома со времен Великой отечественной войны, в настоящее время не используется. Сам участок находится в ведении Министерства гражданской авиации.
(из новостной ленты)