Ju (junet) wrote,
Ju
junet

Categories:

"Кабала святош"

Михаилу Афанасьевичу Булгакову везет на хорошие (и даже гениальные) экранизации. А вот на сцене я почему-то ни на одной булгаковской пьесе до этого не была. Не складывалось. И вот - как-то внезапно наткнулась на приглашение от проекта МосКультура и сообщества moscultura. Это был мой единственный свободный выходной, в театре я давно не была, а в Театре Российской Армии была в последний раз вообще когда нас там (еще в Театре Советской Армии) принимали в пионеры.
Теперь туда добираться не в пример удобнее - прямо у подножия грандиозного здания, построенного в форме пятиконечной звезды в плане, есть станция метро Достоевская. Два шага - и вы в театре.

Малый зал расположен на 5 этаже. И не такой уж он малый - видали и поменьше ) Но зал уютный, в нем уходит куда-то ощущение сталинско-ампирной монументальности всего здания театра. На фоне занавеса фотографировались бодрые бабульки с букетами, не обращая внимания на сидящего у края сцены сумрачного молодого человека в костюме, стилизованном под эпоху Людовика XIV. Тут раздался третий звонок, свет погас, и начался спектакль...



Первый акт - суетная, полная бесконечных виляний и кутерьмы жизнь Мольера, которому приходится постоянно лавировать, угождая публике и в первую очередь - Королю-Солнцу, Людовику XIV, покровителю искусств. Сначала Людовик даже не виден в ложе театра, он практически скрыт за портьерой, но все знают, что он там, и все внимание устремлено на эту ложу... я думаю, не нужно объяснять, на кого эта аллюзия дана Булгаковым в 1930-х. Этого не заметили разве что самые тупые критики и зрители.



Легкомысленная любовь, обреченная любовь к молоденькой актрисе, построенная у Булгакова на одной из версий, что Мольер действительно, сам того не зная, женился на собственной незаконной дочери, мелкие страсти комедийной труппы, забавные сценки, комические персонажи. Это всё - первый акт. И сквозь это легкомыслие, мелочность, смех, шуточные перебранки, угодливость царедворцев и добродушие короля прорывается, словно тень пробегает по сцене, скрытая и пока далекая гроза.



Мольер (в исполнении Андрея Егорова) производит впечатление обыкновенного, заурядного человека, бытового, обремененного житейскими делами, словом, простого обойщика и буржуа. Но это лишь до тех пор, пока не наступает момент истины - и не прорывается страстный, полный горечи и боли монолог: "Всю жизнь я ему лизал шпоры и думал только одно: не раздави. И вот все-таки - раздавил. Тиран!" Он бросает со сцены предостережение писателям: не угождайте власть имущим, не стелитесь перед ними, вы только убьете собственную душу, а взамен все равно не получите ничего, кроме страшной пустоты и гибели.



Великолепна пара артистов Пале-Рояля - безоговорочно поклоняющийся Мольеру Лагранж, ведущий летопись его жизни (Максим Чиков), и Захария Муаррон, подкидыш (Роман Богданов), найденный мальчишкой в клавесине у шарлатана, притащившегося к Мольеру в театр, и ставший знаменитым артистом на амплуа любовников. Самая сильная сцена - это в финале, когда предатель Муаррон, пришедший каяться к Мольеру, говорит Лагранжу, собирающемуся его убить прямо на месте: "Ты убьешь меня, тебя повесят, а Кабала беззащитного мэтра заколет. Имей в виду, что мэтра признали безбожником за "Тартюфа". Я был в подвале у Кабалы... Закона для него нету - значит, жди всего. (Лагранжу.) Бери пистолет и фонарь, идем караулить". Только что смертельные враги, они - прямо с физически чувствующимся напряжением всех сил и внимания - осматривают входные двери и бросаются охранять дом, забыв или просто наплевав на свою вражду. Не до того сейчас.





Как полагается мольеровскому времени и стилю - нельзя обойтись без старого верного слуги. Слуга и тушильщик свечей Бутон (Константин Денискин) - идеальный комический слуга, этакий Лепорелло, который мечется в панике, когда Мольер начинает проклинать короля. "Да здравствует король!" - вопит он в ужасе, и поясняет: "Имеет Бутон право хоть что-нибудь кричать? Он и кричит. Да здравствует король!"



Слащаво-любезный, угодливый парижский архиепископ де Шаррон (в отличном исполнении Сергея Смирнова), восхваляющий короля, весь исполненный благости и христианского человеколюбия - ух, как он преображается, когда приходит время расправиться с Мольером, заплести ловкую интригу, как искажается его только что улыбчиво-умиротворенное лицо, когда он просит: Господи, дай мне уничтожить моего врага! Очень по-христиански, конечно, ничего не скажешь.



Его клевреты - Брат Верность, Брат Сила, Брат Служба и Брат Венец - все разные и все единые в общем порыве - убить, убить, убить этого богохульника Мольера, чтобы не было его.



Ну и, конечно, второй главный герой - Король-Солнце, Людовик XIV, "государство - это я" (в исполнении Николая Лазарева). Такой любезный, галантный и утонченный покровитель искусств, любитель театра, добродушный правитель процветающей великой Франции, который даже дворянина, мухлюющего в карты, великодушно прощает... И как он тоже преображается, каким холодом пробирает от его тона: "Я лишаю вас своего покровительства". Он и в начале пьесы, любезно пригласив Мольера пообедать с ним, на все робкие попытки драматурга отказаться и остаться стоять в присутствии короля, холодно усаживает его: "Франция перед вами ест цыпленка и не беспокоится".



Вот не могу сказать, что меня сильно впечатлила игра женщин. То ли за игрой мужчин они как-то померкли, то ли вообще роли не слишком выразительные, но они скорее оттеняли главных героев. Не плохо, но и не слишком ярко. Арманда - чересчур нарочитая, вся вообще какая-то "чересчур", как будто не вышла из роли комедийной гризетки. Мадлена - поубедительнее. Самая классная - Риваль (Анна Глазкова), роль небольшая, но как раз она мне понравилась из женских больше всех.
И, конечно, исповедь Мадлены - сильное место пьесы, нечего возразить, Ольга Богданова сыграла это на уровне.



Что Мольер великий драматург, создавший невероятные по силе произведения, которые актуальны до сих пор - мы знаем и так. В том-то и беда, что из-за этого Мольер (как и любой великий человек) представляется нам, особенно на расстоянии веков, не совсем человеком. Он - идол, торжественно возвышающаяся над толпой статуя, он сверхчеловек... А ведь это неправда. Он человек. У него уйма слабостей, которые сопровождают его гений, он боится, у него больное сердце, он болен, он влюблен и чувствует, что стареет... И все это идет в комплекте с его собственным пониманием, какого масштаба талант дан ему. Спасая "Тартюфа", он заискивает перед королем, спасая театр, идет на уступки... А сердце не железное, а годы идут, а здоровья и сил не прибавляется, и возникает горькое сомнение - а нужны ли кому-то его пьесы, кроме тех "смешных комедий", которые любит партер? Может, все эти мучения вообще напрасны? Когда-то еще о тебе скажут: "Этот младенец станет более известен, чем ныне царствующий король ваш Людовик XIII, он станет более знаменит, чем следующий король, а этого короля, сударыня, назовут Людовик Великий или Король-солнце!" - ты все равно об этом не узнаешь.



Нам проще - мы уже видим, на какие места и кого расставило время. И даже символичная история про то, что дом отца Мольера был украшен фигурками обезьян, укладывается в эту жизнь господина де Мольера, рассказанную писателем, равновеликим ему: "Однако в будущем комедиант не отрекся от своих обезьян и на склоне жизни уже, проектируя свой герб, который неизвестно зачем ему понадобился, изобразил в нем своих хвостатых приятельниц, карауливших отчий дом".
Почитайте историю пьесы. Это ведь о ее постановке, а вовсе не о "Днях Турбиных", по сути-то написан "Театральный роман". Трагедия, ничуть не меньшая, чем жизнь и смерть Мольера. Здесь я ее пересказывать не вижу смысла. Не тема "поэт и толпа", а тема "поэт и власть" - актуальная и вечная, как само искусство.
Не знаю, как оценил бы эту постановку сам Булгаков, но мне кажется, что он остался бы доволен. По крайней мере, не расстроился бы так, как во МХАТе. Потому что здесь сумели показать именно то, о чем он и написал эту пьесу.

За фотографии огромное спасибо Антону Охотникову aka ehidna_mau! Я бы так не сняла, да и фотоаппарат тащить было тяжело )) Тем более что я собиралась в день спектакля разболеться - но сделала над собой усилие и не пожалела!
Tags: Высокое искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments