Ju (junet) wrote,
Ju
junet

Category:

Рафаэль

На сей раз я не стала дожидаться ни последней недели перед закрытием выставки, по своему обычаю, ни какой-нибудь внезапной истерии с 5-часовыми очередями на морозе. Просто в выходной с подругой собрались и пошли на выставку.
Приехали, как умные люди, пораньше - к половине 10-го. Ну, думаем, полчаса постоим. Ага. Я почему-то вообразила, что ГМИИ им. Пушкина работает, как все нормальные музеи, с 10 утра. А он работает с 11-ти. Даже в выходные. Уходить уже было как-то обидно, за болтовней время пролетело незаметно, и в первых рядах мы оказались в музее.
Часть народа осадила ларек с сувенирами у гардероба. Часть - встала в очередь в известную дверь. Большая часть все же сразу устремилась наверх.
Посидев немного у Давида, чтобы дать онемевшим от стояния спинам прийти в себя, мы пошли к Рафаэлю.
Выставочный зал на 2 этаже. Из ярко освещенного зала со скульптурами попадаешь в полумрак огромных темно-бордовых или фиолетовых панелей с текстами, между которыми высвечены яркие пятна, всего 11.

Первым, конечно, висит автопортрет Рафаэля - тот самый, знаменитый, в черной шапочке, из Галереи Уффици.



Но вокруг него уже встала плотная завеса из экскурсантов, и тетенька, предварительно наорав на группу: "Вы можете помолчать, пока я рассказываю???" - занялась описанием его сложного костюма. Мы махнули рукой и пошли осматривать экспозицию с другого конца.
На другом конце была чудесная пара портретов - Аньоло Дони Строцци и Магдалены Строцци. Богатый и знатный синьор Строцци был одним из первых клиентов Рафаэля, он и заказал парные портреты, которые, судя по всему, были призваны висеть рядом, вполоборота друг к другу. Так они на выставке и висят.





У Магдалены Строцци меня почему-то больше всего зацепила синева рукавов с рисунком... Ткань, как живая, так и вылезала из картины, хотелось набраться наглости и ее пощупать - бархат это или что?
А Аньоло Строцци смотрит с портрета так, что и не верится, что уже около 500 лет этого человека нет в живых. Как это нет - вот же он.

За четой Строцци - "Немая". Сравнительно молодая женщина в сдержанной такой, неброской одежде. Предполагают, что это Джованна Фельтриа делла Ровере, сестра герцога Урбинского Гуидобальдо да Монтефельтро, которая была восторженной покровительницей (вот какое сочетание) Рафаэля. Вроде бы она и вправду была немой.



На той же стене - склоненная "Голова женщины в профиль". Сидит, не то грустит, не то просто задумалась, не то молится.
У рисунков куда меньше народу, и можно спокойно посмотреть и самой подумать.



Центральную часть зала занимают картины религиозные. Их там немного - всего-то две плюс рисунок.
В центре - большая картина с длиннейшим названием: "Экстаз Святой Цецилии со святыми Павлом, Иоанном Евангелистом, Августином и Марией Магдалиной". История о том, как Цецилии по пути на свадьбу явились ангелы с божественной музыкой.
Задумчивая Цецилия, разронявшая музыкальные инструменты, вокруг нее - святые, а над головой - ангелы с озорными лицами, словно дети. Я не шучу. Им весело и хорошо, видно же. Если Цецилия и прочие на земле - они ренессансные, то ангелы мне показались какими-то импрессионистскими... чУдное и чуднОе сочетание. Как будто в картину врезали сверху другую картину.



Указано, что это "дерево, перенесенное на холст". В принципе понятно, что это значит, но непонятно, как и когда рисунок перенесли на холст. Честно - поискала, ничего не нашла.
Upd: Само нашлось случайно. Оказывается, в XIX веке пришли к мысли, что дерево ненадежно, и картины лучше хранить в виде холстов. Для этого с картин, написанных на дереве, снимали слой краски (сложнейшая технология) и наклеивали этот слой на холст. В Эрмитаже Мадонна Рафаэля тоже такая.

По бокам от Цецилии - небольшая картина и маленький рисунок на один сюжет. Это Мадонна Грандука (Мадонна Великого герцога). Милая юная Мадонна с пухлым Младенцем - и тонюсенькие, еле заметные нимбы-обручи над их головами...



На эскизе, сделанном черным мелом, нимбов вовсе нет. Но утверждается, что это все же эскиз к этой Мадонне.



На другой стене - суровая и не то злая, не то просто замученная жизнью Элизабетта Гонзага, герцогиня Урбинская, дочь Маргариты Баварской. Несмотря на такое выражение лица и скорпиона на лбу, она была женщиной просвещенной, начитанной, приятной во всех отношениях, она собрала в своем Урбино поэтов, художников... Рафаэля в Урбино так вообще очень любили, когда он приезжал, ему бурно радовались.
Родня ли герцогиня Гонзага нашему любимому художнику-декоратору из Архангельского, Пьетро, я не нашла, так что ничего не скажу, а хотелось бы ) А вот к "Убийству Гонзаго" она поближе - Шекспир, если верить исследователям, взял для вымышленной "пьесы в пьесе" реальное событие - убийство герцога Урбино... Такая вот причудливо тасуемая колода...



По соседству с суровой герцогиней - затрепанный, с обломанным уголком лист - "Погрудное изображение молодой женщины". Женщина - не то совсем девочка, не то просто такая хрупкая, снова обделена вниманием посетителей, как и другие черно-белые рисунки. Правда, кажется, в таких рисунках даже больше жизни и души, чем в тщательно выписанных портретах. Невольно воображение надвигает эти рисунки на написанные быстрым почерком неразборчивые стихотворные строчки...



На девушку смотрит с каким-то веселым и доброжелательным интересом ангел, написанный одновременно яркими и нежными цветами. Как будто говорит: "Не грусти".



Толпа вокруг автопортрета Рафаэля вдруг неожиданно отхлынула и поредела. Портрет заключен в толстую раму с многослойными золотыми цветами, тяжелую и плохо гармонирующую с простой одеждой художника.



Хотя, к счастью, на этом фоне раскидывать истории о тяжелой жизни гения применительно к Рафаэлю нельзя. Его, слава Богу, уважали и обожали при жизни, наградили эпитетом "божественный", и жил он хорошо, богато и несчастными любовями особо не страдал. Так жилось ему во многом еще и благодаря легкому характеру, которому можно только позавидовать.
Поэтому Рафаэль спокойно и снисходительно посматривал с портрета на толпы зрителей, которые благодаря разрешению на фотосъемку совершенно очумели и вместо того, чтобы наслаждаться картинами, лихорадочно щелкали смартфонами и планшетами, а некоторые умудрялись даже селфи скомстролить.

Мы сделали пару кругов почета по выставке, задержались, кому где больше понравилось - просто для радости.

Чтобы не выскакивать сразу от Рафаэля на улицу, прошлись по залам с копиями античных и средневековых статуй, заглянули на выставку еще одного итальянца - Пиранези. Очень хорошее сочетание, надо сказать, именно для перехода от Возрождения к московской улице. Если пойдете - тоже рекомендую )
Tags: Высокое искусство, Моя Москва
Subscribe

  • Закладки

    Не люблю закладки для книг, которые специальные закладки. Лучшие закладки - это билеты (в музей, в театр, куда угодно) или календарики. Или еще…

  • Портрет

    Знаете, я немного завидую тем людям из прошлого (часто - далекого), кого на своих картинах запечатлели художники. Фотографии - это хорошо, конечно.…

  • В поле рожали...

    Когда начинаются вот эти разговоры в пользу бедных на тему "наши бабушки в поле рожали, и по 10 детей вырастили, и НИЧЕГО"... - меня начинает трясти.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Закладки

    Не люблю закладки для книг, которые специальные закладки. Лучшие закладки - это билеты (в музей, в театр, куда угодно) или календарики. Или еще…

  • Портрет

    Знаете, я немного завидую тем людям из прошлого (часто - далекого), кого на своих картинах запечатлели художники. Фотографии - это хорошо, конечно.…

  • В поле рожали...

    Когда начинаются вот эти разговоры в пользу бедных на тему "наши бабушки в поле рожали, и по 10 детей вырастили, и НИЧЕГО"... - меня начинает трясти.…