Ju (junet) wrote,
Ju
junet

Category:

Как жили в палатах

На Варварке стоит небольшое и с виду не особо приметное здание. Белые стены, крохотные окошки, один скромный шатерчик наверху. Мало кто бы это здание замечал ,если бы не важная надпись на доске – «Палаты бояр Романовых». Да, именно тех самых, которые потом из бояр превратились в царей-государей-императоров.



Внутри эти палаты, как та сказочная шкатулка (или что еще) – больше и куда интереснее, чем снаружи. И даже не только изнутри. Если просто спуститься по тоже неприметной лесенке вниз с тротуара Варварки, то попадаешь в обширный (хотя сейчас, конечно, уже сильно сократившийся) двор, куда выходят массивные железные ворота.



В воротах сейчас не сидит привратник – там сидят музейные сотрудники, которые и встретили нас, собравшихся на экскурсию от «Мосблога» (mosblog) и по приглашению многоуважаемого Государственного исторического музея.
Пока мы дожидались остальных участников похода в палаты, успели рассмотреть их с подножия.





Это мы правильно сделали, потому что когда начался рассказ, мы уже были немножко подготовлены и не так яростно щелкали затворами фотоаппаратов, а все же внимательно слушали, что нам говорит научный сотрудник музея, Елена Алексеевна.



Городская усадьба Романовых занимала не такую скромную площадь, как сейчас. Конечно, спасибо, что хоть столько оставили, но в XVII веке тут на широком огороженном дворе жило до 200 человек (сами господа плюс разнообразная челядь и домочадцы): обширная боярская семья, не переводившиеся гости, слуги всех сортов – от поваров до ткачих…
Так вышло, что еще при Александре II, человеке просвещенном и правильно воспитанном Жуковским, проснулся интерес к истории и предкам. И в первую очередь, конечно, к собственной семье. По некоторым источникам (достаточно убедительным, хотя и косвенным) было известно, что основатель царской династии, сам Михаил Федорович Романов, родился именно здесь, а не в Костроме, потому что во время его появления на свет семья жила тут, так что где же ему еще было рождаться. А что записей нет – ну нет. Времени-то сколько прошло.
По этому поводу домик (который был, судя по местоположению и размерам, не основным усадебным домом, а все же гостевым) царская казна выкупила у монастыря, и в домике после серьезнейшей научной реставрации – первой или одной из первых научных реставраций в России! – был устроен музей.
Конечно, за столько лет домик был здорово перестроен, деревянный верх – терем – вообще отсутствовал, сгорел, так что работы было очень и очень много. Но благодаря ей (и усилиям советских и постсоветских музейщиков, разумеется, тоже) мы, собственно, и видим все то, что видим.
Начали мы знакомство с самой нижней части даже не дома, а двора – с подземного музея. Он образовался тут уже в советское время, когда при раскопках во дворе Романовых была найдена круглая кирпичная печь. Дело в том, что в теплое время тогда старались в доме не готовить во избежание пожаров, и печи складывали во дворе. Вокруг печки – что символично – и выросла вся эта экспозиция.



Вот такой ее, собственно, нашли (и с места не трогали, стоит где стояла)...



А вот такая она была (это реконструкция).



Из одного подвала мы перекочевали в другой – уже в самих палатах. В кирпичной части подземелья выставлены вполне традиционные как для любого краеведческого музея, так и для любого хозяйства XVII века предметы кухонной утвари, разные корзины, ковши, ухваты и коромысла. Беда в том, что фотографировать в музее можно только без вспышки, а освещение в подвале, сами понимаете… Так что вам остается просто представить, как оно бывает обычно.
Соседний подвал – белокаменный. Вот он поинтереснее будет. В нем хранилась «казна». Казна – это не только деньги (тем более, что деньги-то бояре наверняка хранили в основном доме, а не в маленьком, который к тому же стоит на краю двора), это еще и «рухлядь» - вещи, - и оружие, и дорогая посуда, и драгоценности. В общем, все, что может представлять собой ценность и что могут спереть лихие людишки.



Наша провожатая рассказала грустную историю о том, что сейчас из-за сноса «России» нарушился температурно-влажностный режим в подвале – подземные воды сместились и стали пронимать в подземелье дома… Пока сотрудники успешно борются, а вот в подземном ТЦ на Манежной после всех тамошних раскопок и перестроек все куда печальнее из-за Неглинки, так что историки и археологи туда на всякий случай не ходят (по крайней мере без гидрокостюмов).
В подклете (он прямо над подвалом, но под «клетью» - основным жилым помещением) находились хозяйственные службы. Сейчас же там небольшая экспозиция с волшебными вращающимися стендами и чудной печью, которая отапливала весь дом по воздуховодам.



Сейчас печь не топят, а воздуховодами пользуются – топят уже современными способами, но по старым ходам. Под печкой же стоит мисочка с едой для музейного домового Кузи. Кузя над нами слегка пошутил – погасил на пару минут свет на стендах. Ну, сами виноваты – угощения-то не принесли!



По парадной лестнице, восстановленной уже Александром II, мы поднялись в покои мужской части семьи – на первый жилой этаж палат. Как положено гостям, сразу прошли в большой зал трапезной палаты, где под полукруглыми сводами царствовал широкий стол, покрытый красной скатертью, уставленный богатой посудой и даже солонками и соусницами (соль была в то время очень ценной – не зря дорогих гостей встречали «хлебом-солью»).



Окна палат, несмотря на лето, теперь навечно закрыты зимними «окницами» - тканевыми щитами с небольшими слюдяными оконцами, чтобы тепло не уходило, сквозняки не гуляли, бояр не студили… Ну, а что не проветривалось зимой… увы, что поделать.
С краю важно пыжился буфет, тоже со слюдяными окошками, чтобы было видно, что там поставлена за посуда. Буфет уже потемнел, а когда-то, наверное, поражал гостей своим великолепием.
Так же великолепны тканевые обои и росписи стен и потолка. И те, и другие свое убранство вернули при Александре, поэтому явно отличаются от оригинала… В советское время их тоже успели ободрать, ибо с царскими вензелями, восстановили уже потом.





Рядом с большой «столовой» или даже «гостиной» - две маленькие комнатушки, тоже со сводчатыми потолками. Они условно называются «библиотекой» и «кабинетом».
Библиотека в частном доме – это примерно от 20 до 70 книг. Книги, тогда еще рукописные, стоили дорого и даже очень дорого, поэтому если у тебя штук 50 книг – ты уже профессор. Книги брали почитать друзья, для этого в библиотеке лежал реестрик «должников».



Самое удивительное в «кабинете» - это потрясающие оригинальные обои. Они – кожаные! Впервые о таком слышала, но мало того, что они кожаные, они еще и настоящие, XVII века! Правда, сюда они попали уже в XIX-м, при реставрации, но ведь сохранились, и какие красочные! Не волнуйтесь, полукружия над арками – это копии, никто настоящие обои резать и кроить не рискнул. Это было уже в музейные времена, сами-то бояре, наверное, и перекроить бы велели.



Там же, на первом, «мужском» этаже дома располагается «классная комната» - там учили маленьких боярских детей. Розог и гороха я там не увидела, хотя подозреваю, что могли быть, а вот остальные атрибуты учения присутствовали, в том числе гигантский глобус (увы, реконструкция, оригинал совсем обветшал, но ведь был когда-то, не скупились бояре на обучение детей).





Встретилась нам там еще и царь-птица с бюстом. Не знаю, зачем она была младшим барчатам :)



Впрочем, в этой комнате учили уму-разуму, арифметике и еоргафии только сыновей боярина, и то подросших до 6-7 лет. А до того (а дочки – те вообще до замужества) дети обитали в тереме – на самом верху дома. Деревянный светлый терем – самое приятное, хоть и восстановленное – место в доме. Как здорово было подняться туда по потайной узенькой лестнице, похожей на колокольную, и очутиться в светлом просторном помещении, с деревянными стенами, с широкими окнами!



Тут проходила вся жизнь женщины из знатной семьи. Вообще женщине полагалось сидеть здесь и видеться из мужчин только со своей родней и с мужем (муж спал здесь же в тереме, с женой, естественно), нянчить детей и заниматься рукоделием. Выезжали изредка в гости, выходили в церковь… Просто так болтаться по улице было неприлично. Ну, думаю, все же хозяйка спускалась и во двор, и в кухню, и в подвалы, иначе какая же она хозяйка. Но дальше двора – ни-ни.
Впрочем, судя по тому, сколько труда и времени требовала та же вышивка или шитье, женщине и некогда было куда-то бегать. В 4 часа утра просыпались, а в 6-7 вечера ложились спать.



К светелке мы уже успели здорово устать (я лично, может быть, другие участники прогулки повыносливее) и были очень рады широким скамейкам… С них была хорошо видна жизнь женщин XVII века, хотя бы частичкой той материальной стороны, которая сохранилась до наших дней: все эти кокетливые зеркальца, флакончики, гребешочки, головные уборы, шитые бисером и жемчугом… Интересно было бы хоть на экране машины времени посмотреть, как все было на самом деле. Но пока посмотрелись только в зеркала и потайные экраны.



Наша прогулка по палатам закончилась. Спускаясь по широкой лестнице, куда выходят окошки «классной», я встретила тетеньку, которая тащила вверх по ступеням дочку и внушала ей: «Смотри, как шикарно жили-то!»
Если бы сотрудницы музея не возвращали меня постоянно из мечтаний о древностях суровыми замечаниями: "Нельзя фотографировать эти листы!" (это про листы с описаниями комнат, и я не понимаю, почему нельзя), "Нельзя записывать на телефон рассказ экскурсовода!" - и так далее, - я бы вовсе погрузилась в атмосферу боярского двора. Но, наверное, сотрудницы для того и приставлены, чтобы посетители свое место в палатах помнили. Ладно... Все равно было интересно, когда бы я еще сюда собралась.
На улице нас встретил удивительный дорожный знак.



А на переходе-зебре передо мной вежливо притормозила машина с мигалкой, возможно, приняв меня с моим огромным фотоаппаратом за заграничную туристку. Я еще раз помахала рукой палатам и нырнула мимо древней стены Китай-города в метро. Как в другой мир…

Все мои фото из палат - здесь: http://biz.msk.ru/album/moscow/150828/page.html
Tags: Здесь жили..., Моя Москва
Subscribe

  • Закладки

    Не люблю закладки для книг, которые специальные закладки. Лучшие закладки - это билеты (в музей, в театр, куда угодно) или календарики. Или еще…

  • Портрет

    Знаете, я немного завидую тем людям из прошлого (часто - далекого), кого на своих картинах запечатлели художники. Фотографии - это хорошо, конечно.…

  • В поле рожали...

    Когда начинаются вот эти разговоры в пользу бедных на тему "наши бабушки в поле рожали, и по 10 детей вырастили, и НИЧЕГО"... - меня начинает трясти.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Закладки

    Не люблю закладки для книг, которые специальные закладки. Лучшие закладки - это билеты (в музей, в театр, куда угодно) или календарики. Или еще…

  • Портрет

    Знаете, я немного завидую тем людям из прошлого (часто - далекого), кого на своих картинах запечатлели художники. Фотографии - это хорошо, конечно.…

  • В поле рожали...

    Когда начинаются вот эти разговоры в пользу бедных на тему "наши бабушки в поле рожали, и по 10 детей вырастили, и НИЧЕГО"... - меня начинает трясти.…