Ju (junet) wrote,
Ju
junet

Categories:

Поле двух Отечественных

Сегодня на Бородинском поле будут всяческие мероприятия памяти Великой Отечественной. Народу будет наверняка много. Официальные лица местного значения.
А вчера мы были на поле, когда там не было никого. Ну как никого - все, кто всегда...

На Бородинском поле рядом с памятниками Отечественной войны 1812 года стоят другие памятники. Большинство из них очень похожи друг на дружку - это мраморные плиты на братских могилах воинов 32-й стрелковой дивизии, установленные в 1950-х годах. Безымянные и с поименными списками. Это памятники работы архитектора-фронтовика, не поверите, - Француза. Исидора Ароновича. Который был соавтором Щусева при строительстве Мавзолея в Москве, участником обеих Мировых войн и совсем не французом.



Через без малого 130 лет после Бородинской битвы в этих местах снова шла оборона Москвы.
Можайская линия обороны проходила как раз через поле, где находился 36-й Можайский укрепрайон.
Его доты и рвы сохранились и по сей день. Рвы восстановлены только возле Главного монумента-часовни.





Конечно, противотанковые рвы потом восстановили, а вот доты - приземистые бетонные коробки, вросшие в землю, - как стояли, так и стоят, им время не вредит. Только травой заросли. Но тем не менее даже они подлежат охране как всенародное достояние.



Охраняют их на всякий случай серьезно, чтобы никто не пролез внутрь (и правильно, у нас залезут - только напакостят).



Укрепрайоном командовал командарм Лелюшенко, Дмитрий Данилович. На Бородинском поле как-то, пересекая его по направлению от Можайского шоссе к Псаревой роще, мы увидели у неприметного холмика маленькую табличку:



Холмик оказался ДОТом.



Между прочим, совсем недалеко от предполагаемого места командного пункта Кутузова.
А у памятника на месте другого предполагаемого КП Кутузова - еще одна братская могила, где лежат трое гвардейцев-зенитчиков (расчет накрыло снарядом, может быть?):



Севернее здания Бородинского музея стоит пара памятников. Один - снова на братской могиле, снова работы Француза, и даже без имен, просто: "Здесь захоронены воины 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии, погибшие на Бородинском поле в октябре 1941 года". А рядом - совсем простенькая небольшая стела, ее даже стелой не назовешь, серенькая плита. Но это не просто плита. Она поставлена в память о москвичах-метростроевцах, сооружавших доты Можайской линии обороны, и была установлена рядом с дотом, выстроенным летом 1941 года, над которым взял шефство комитет ВЛКСМ Метростроя. Кто и когда решил установить этот памятник - я найти не смогла.



Напротив метростроевцев на постаменте стоит Т-34, памятник воинам 5-й армии, установленный в 1971 г., к 30-летию Московской битвы.



Один из первых памятников Великой Отечественной скромно прячется на дороге между Семеновским и станцией. Это снова совсем простой серый обелиск, его и за деревьями-то толком не видно. А рядом, попозже, на братской могиле установили памятник работы Француза.





В этот приезд мы хотели найти братскую могилу в Колоцком.
Это оказалось не так просто. Указатель на дороге направил нас через Колоцкий монастырь. Это с дороги монастырь кажется таким небольшим. Территория приличная, да еще и частично перекрыта для прохода, пока ведутся какие-то ремонтные работы. Путем расспросов монашек и настоятельницы мы получили добро на съемку всего, что хотим (кроме собственно монахинь, но это и ни к чему) и нашли путь к братской могиле солдат. Она оказалась далеко, за монастырским прудиком... и оказалась очень большой. Это - только малая ее часть, обелиск со списком солдат и офицеров, погибших под Колоцким в 1942 году.



А по бокам - огромные прямоугольники... Безымянные. И вот эти два небольших, с именами: Данилюк Владимир Иванович и Данилюк Иван Адамович. Один молодой, второй постарше лет на 20...





Следующая могила - в деревне Рогачево... До нее мы не доехали - нет дороги от Можайки. Но вместо нее мы неожиданно обнаружили в деревне Александрово этот памятник:



Две мамы с колясками, которых мы расспрашивали в своих поисках, сказали: "Нет, в Рогачево своя есть, а это - наши!" Видно, что действительно они для александровцев "наши", свои близкие - могила ухожена, не заброшена. 15 солдат и офицеров названы поименно... - и еще 46 солдат 82-й мотострелковой дивизии, погибшие при освобождении этой деревни.
Теперь над ними - вот такая босоногая женщина, местная крестьянка, наверное.



О боях в 1941-1942 годах на Бородинском поле не написано известных всей стране стихотворений, да и книги о боевых действиях здесь - научные. Вообще далеко не все знают, что здесь воевали. Ну конечно, это же "бои местного значения", а не центральная битва войны. Может быть, и погибло здесь меньше людей, чем в войне с Наполеоном. И военные памятники 1940-х скромно стоят в тени высоких стел с орлами 1812 года.
Но это не значит, что о них не надо помнить. Наоборот. Надо помнить, и не меньше, чем о первой Отечественной.



С Днем Победы, друзья!
Это все равно, несмотря ни на что - великий Праздник. Настоящий. И лучше без пафоса.
Subscribe

  • Закладки

    Не люблю закладки для книг, которые специальные закладки. Лучшие закладки - это билеты (в музей, в театр, куда угодно) или календарики. Или еще…

  • Портрет

    Знаете, я немного завидую тем людям из прошлого (часто - далекого), кого на своих картинах запечатлели художники. Фотографии - это хорошо, конечно.…

  • В поле рожали...

    Когда начинаются вот эти разговоры в пользу бедных на тему "наши бабушки в поле рожали, и по 10 детей вырастили, и НИЧЕГО"... - меня начинает трясти.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments