Ju (junet) wrote,
Ju
junet

Великолепная эклектика

Посвящается Смоленску.

Чем дальше уходишь во времени от новых впечатлений - тем более совершенную форму они принимают. Из сумбурного скопления вырисовывается четкая картина. На свое место встают стройные башни, над ними поднимается Соборная гора и на ней - бело-зеленый собор с золотыми куполами и колокольней, которая ниже, чем собор. Холмы, на которых построен город, перестают казаться бесконечной путаницей дорог, то поднимающихся вверх, то круто сбегающих вниз. Угол улиц Карла Маркса и Кирилла и Мефодия - упирается в парк, сооруженный в охвате построенного поляками Королевского бастиона; посреди него - стройный черный памятник защитникам Смоленска 4-5 августа 1812 года. Встреча всех возможных эпох. Сталинский ампир рядом с церковью XIII века и стеной века XVII, а в стороне - памятник создателю этой стены, сооруженный только в 1993 году. Гордая и суровая надпись на крепостной стене, повествующая о 26 месяцах фашистской оккупации - и незаметная мраморная табличка на стене дома у сквера Памяти героев, которую и заметить-то не так просто: "На этом месте в 1812 году за организацию партизанских действий был расстрелян французами подполковник Павел Иванович Энгельгардт". Самая старая из сохранившихся церквей Смоленска - не снесенная поляками при короле Сигизмунде только потому, что стояла в стороне и не мозолила глаза правоверным католикам, - и пристроенная рядом белая церковь XIX века. Перестроенное уже в 90-х годах нашего века соборное крыльцо, облупившееся и облезшее, рядом с выглядящими моложе и крепче камнями самого собора... Две фигуры на памятнике: уроженец Смоленска Александр Твардовский, беседующий с солдатом Василием Теркиным на привале - будничная и простая картина, - и в двух сотнях метров отсюда - вечный огонь. И вспоминаются слова другого поэта, которому не довелось воевать: "А в Вечном огне видишь вспыхнувший танк, // Горящие русские хаты, // Горящий Смоленск и горящий рейхстаг, // Горящее сердце солдата..." Узкий, совершенно неузнаваемый Днепр, путь которого пролегает через Смоленск дальше - на юг, к Киеву... Башня со смешным и непонятным названием Бублейка, за ней - мощная, широкая Громовая... А за ними обеими металлическая конструкция телебашни. И колышущиеся над городом кроны деревьев - зелень, в которой утопают холмы Смоленска.
А из окна поезда уже не видно смешения стилей, красок и веков... Остается только ощущение цельности и мощи, которые, наверное, никогда не покинут этот город...
Subscribe

  • Про ёжика в тумане

    Давно дело было. Была я на какой-то выставке в Третьяковке. Иду оттуда, а на улице стоит бабулька, а рядом - сумка-тележка, на которой укреплены…

  • Вдоль по Питерской

    Вчера я наконец выползла из своей юго-западной норы на Тверскую. В книжный мне было надо. Выхожу на Чеховской, уже темно, перехожу на другую сторону…

  • 850

    Тут все поминают Юрия Лужкова, кто добрым словом, кто недобрым. Я уподоблюсь чеховскому герою и скажу, что "аут мортис нихиль бене". Не буду, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments