May 1st, 2021

Sun

Пасха

Когда я была совсем маленькой, дошкольницей еще, то Пасху мы, как правило, праздновали у бабушки в Георгиевске (это КавМинВоды). Было уже тепло, даже очень тепло, мы красили яйца луковой шелухой, бабушка пекла множество куличей, а если удавалось достать пищевые красители (дефицит!), то красили не только яйца, но и пшено, и им посыпали куличи для украшения.
Потом шли на кладбище, где похоронены дедушка и прадед с прабабушкой (бабушкины родители). Могила прадеда и прабабушки была в старой части кладбища, там росли высокие тенистые деревья. Могила дедушки - в части поновее, там росли только несколько невысоких туй.
Между могилами шныряли маленькие чумазые детишки в пестрых одежках. Бабушка говорила, что это цыганята. Она обязательно угощала их куличами, яйцами и конфетами, но меня с ними играть не пускала никогда, опасалась, что я могу нахвататься вшей.
Я когда была совсем маленькой, не любила ходить на кладбище к дедушке. Года в три просто забастовала: не пойду! Бабушка удивилась, почему. А я говорю: "Ты там опять плакать будешь!" - "Ну, не буду, не буду". - "Тогда пойду".
А в церковь на Пасху мы не ходили. Бабушка, хоть и была верующей, предпочитала обходиться без обрядов и ходить в храмы не любила. Ей в детстве (лет в 5) в церкви какая-то злобная страруха ухо накрутила за то, что она, устав, присела на ступеньку. С тех пор она церковь и разлюбила. Молилась дома.
Поэтому на Крестный ход я впервые попала только в 90-х, когда в Тропарево у нас открыли храм Михаила Архангела (тот самый, красный, который по "Иронии судьбы" вся страна знает). Меня ошеломило золотое убранство и невероятная по красоте икона Богородицы в жемчужном окладе. И понравилось идти вместе со всеми, держа в руке свечку, слушать пение. Было мне лет 10-11, наверное. Потом уже такого чувства не было, а вот это запомнилось.