July 28th, 2018

Sun

Про июль

Июль кончается.
Я всегда любила июль, особенно в детстве. Тогда ведь было как: школа к июлю уже забылась, а до 1 сентября еще уйма времени. Июль - это чаще всего было море.
Самый жуткий июль был у меня, конечно, в год поступления в университет. Он пролетел как в тумане, и туман спал в момент, когда я увидела свою фамилию в списках поступивших. И июль снова стал прекрасным.
Когда я закончила университет, то летом готовилась к поступлению в аспирантуру. Все было, что называется, на мази, кафедра нас с охотой готова была принять, так что экзамены были по сути формальностью. И поэтому в середине лета нам внезапно объявили, что все будущие аспиранты проходят практику в приемной комиссии. Нет-нет, не думайте - мы не экзамены принимали )) Мы, будущие аспиранты, и еще студенты-второкурсники, должны были обеспечивать доставку абитуриентов к аудиториям, в которых их ждали экзаменаторы.
Полуобморочные от ужаса и жары девочки с немногочисленными вкраплениями мальчиков ждали на первом этаже. Их покровительственно успокаивали второкурсники, недавно прошедшие ту же мясорубку.
Нам же, как взрослым и ответственным, досталась сверхважная задача. Кормить педагогический состав. Потому что буфет не работал, а экзамены длились подолгу.
Выделили аудиторию, в которую поставили микроволновку, чайник, посуду, и столы переставили поудобнее для кормежки. И началось.
Мы быстро изобрели меню, которое состояло из горячих бутербродов с колбасой, сыром и помидорами и напитков. На большее наше расплавленное от жары воображение и примитивная микроволновка всё равно не были способны. Впрочем, к бурному восторгу преподавателей, мы как-то пару раз делали крабовый салат. Никто не отравился, так как салат исчезал молниеносно.
Нам поутру выдавали деньги, и мы, припахав пару довольно тщедушных второкурсников, шли на рынок. Рынок давно снесен, на его месте теперь важно пыжатся новостройки и фундаментальная библиотека. А тогда там был обычный такой рынок с палатками и крикливыми восточными торговцами. Однажды мы забыли снять бейджики, которые полагались всем в приемной комиссии, и на следующий день торговцы уже кричали, завидев нас: "Лэна, Дашя, у мэня берите, самий лючший вода! Скидка дам!"
Время от времени к нам же приводили сомлевших от жары девочек-абитуриенток, которых мы отпаивали водой и подкармливали, чтобы они окончательно не потеряли сознание. Пару раз приходилось девочек отпаивать и от истерики.
Преподаватели у нас кормились с удовольствием - быстро, бегать никуда не надо, да и, наверное, было вполне съедобно, во всяком случае не хуже университетской столовой. А что бутерброды с колбасой и сыром - это калорийно, так перед собой у любой блюдущей фигуру преподши была отмазка - ничего другого-то нет!
Надеюсь, сытые преподы не очень зверствовали на вступительных экзаменах. Времена-то были до-ЕГЭ-шные, и немало, можно сказать, зависело от наших кулинарных талантов! ))