June 22nd, 2016

Sun

Путевые заметки, день третий, самый длинный в году. Самая белая ночь

Наступил день летнего солнцестояния, самый длинный в году. И самая короткая ночь.
С утра мы выехали из Новгорода в сторону Луги, чтобы  избежать осточертевшей Ленинградки. И правильно сделали, потому что вскоре после Новгорода пошел дождь. Сначала слабенький, брызги, потом сильнее и сильнее. На подъезде к Гатчине уже из-под колес впереди идущих грузовиков просто фонтанами летела грязь и вода.
Наконец Гатчина. Просторный номер в новом отеле, все отлично и любезно, Игорек радостно носится по номеру и подбегает к огромному окну до пола, чтобы посмотреть на улицу. Дождь прошел. Это хоть и не совсем еще Питер, но погода та же.
От гостиницы до Приоратского замка, построенного Львовым из землебитного кирпича, рукой подать. Мы и подали. Зашли внутрь, поднялись наверх, порадовались сообщению, что планируется открыть доступ в башенку.
Игорек устал, соскучился и заныл, что хочет в номер. Делать нечего, пошли.
Пока обедали, вышло солнце, распогодилось... и тут мне пришла в голову мысль.
Ведь наступает ночь 22 июня.
И погода хорошая.
И как-то обидно в такую ночь просто торчать и спать в номере.
И я предложила: а поехали в Питер. Разводку мостов смотреть.
Игорек, услышав, что такое белая ночь и что этой ночью не обязательно спать, запрыгал от радости: "Ура, я совсем не буду спать!"
Молниеносно собрался, и в 11-м часу вечера мы выехали в сторону Питера.
В Питере что-то делают с Троицким мостом, он перекрыт. Не беда. Мы прокатились по КАДу, через Охту, посмотрели на леса Смольного собора (когда уже снимут-то?), на промзоны, Кресты, Арсенал и Ленина на броневике...
И около 12-ти остановились у Исаакиевского собора.
Я почувствовала себя каким-то дикарем, потому что первая мысль была: "А где знак платной парковки?" А парковка у Исаакия - она бесплатная, понимаете ли. Как и большинство остальных парковок. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! Быстро же нас, москвичей, приучили к плохому. Заметьте, место мы нашли без труда. Перед разводкой мостов. В самом центре.
Выйдя на площадь, мы решили сначала найти, где попить кофе. Это оказалось кафе в здании "Англетера" с названием "Счастье". Мы заказали три эспрессо, и официантка, бойкая девушка, воззрилась на нас с выражением "родители-изверги!". Ребенку она поставила не кофе, а стакан воды. Игорек воду выпил, девушка притащила ему еще фирменный стакан воды "на дорогу" - а вдруг он еще захочет пить?
Мы обошли с Игорьком все высокие парапеты вокруг площади, вышли к Медному всаднику и на набрежную. По набережной бегали зазывалы с прогулочных катерков, предлагающие посмотреть на развод мостов с воды. Мы не рискнули и устроились у парапета. Спасибо, взяли Игорьку непродуваемую куртку с капюшоном.
За Петропавловкой заалел закат (или рассвет)... Последние машины пролетели по мосту Лейтенанта Шмидта (сейчас Благовещенскому, кажется), чуть позже перекрыли проезд по Дворцовому...
Первый мост дрогнул и пошел вверх. Набережная ахнула, как будто видит это впервые. Ярко светящийся мост стал подниматься вверх. Игорек вырывался у меня из рук, чтобы получше видеть. Пошел вверх центральный пролет Дворцового, на нем заиграли огни подсветки... И вот уже строго вверх торчат полотна Благовещенского (Лейтенанта Шмидта), и чуть с наклоном - Дворцового, в пролет которого видна Петропавловка и алое небо.
Мы прошлись еще немного по набережной, от которой уже ушли все прогулочные калоши, и по очистившейся акватории пошли громады кораблей в сопровождении шустрых катеров.
Детвора-выпускники, кто в нарядах, кто в простых джинсах, носились по набережной, мигом очистившейся от туристов, и фотографировались на память. Что-что, а вот заканчивать в Питере школу классно - выпускной на Неве, красиво.
И мы пошли к машине, чтобы ехать обратно.
Игорек уснул, как только тронулась машина.
По пустой дороге мимо Пулковского аэропорта мы домчались до Гатчины. Девушка в гостинице сочувственно посмотрела на спящего на папиных руках Игорька.
Через полчаса спали все )
Белой ночью.
22 июня, но все же не ровно в 4 часа. Чуть пораньше.
Sun

Путевые заметки, день четвертый. От фонтанов до воздушных шариков

Гатчина - Петергоф - Кронштадт - и снова Гатчина
Сегодняшний день мы начали с того, что отсыпались после вчерашнего. К тому же у меня была надежда, что орды автобусных туристов побывают в Петергофе с утра, а к нашему приезду хотя бы частично уберутся восвояси. Поэтому мы не спешили. Сочувствующая Игорьку от всей души девушка-адмиистратор отложила его завтрак дожидаться, пока "несчастный замученный чокнутыми родителями-туристами ребенок" проснется. Поэтому Игорек завтракал в гордом одиночестве под мультики.
После чего мы очень быстро и без затей долетели до Петергофа. На платной парковке (за 1,5 часа 100 рублей) нам подробно рассказали, как дойти до Нижнего парка. Там мы быстро справились с автоматом продажи билетов и пошли к Самсону и льву. Большой Каскад был облеплен застрявшими тут китайцами и частными туристами с детьми. В ларьках с сувенирами были выставлены ряды палок для селфи. Самый необходимый сувенир, да...
Мы успели обойти канал, аллеи, Золотую гору и дворец Марли с прудами, где теперь можно ловить осетров, которых разводят снова в секторальных прудах, как при царе. Только больше не подают к императорскому столу, а дают ловить всем желающим по 3 тысячи за кило. Потом можно пойманного осетра закоптить и унести с собой. И это... слопать.
У Эрмитажа (не того, а маленького) - море с песчаным берегом и громадными каменюками. И ветер. Люди сидят, смотрят, лазают по камням.
Игорьку полутора часов прогулки по парку хватило, и мы поехали дальше - в Кронштадт. Просто так, посмотреть на отреставрированный собор и мою любимую чугунную дорогу. Приехали, встали как раз на чугунной дороге...
На Якорной площади, прямо у пирамиды - Вечного огня стояла шеренга детей в форме, наверное, из училища. Мы подумали - выпускной какой-нибудь... Огромная связка из белых шаров у кого-то во главе колонны.
Зашли в собор. Ну, все уже наверняка видели, как его отреставрировали: великолепно. Звенящая яркость и четкость росписей и позолоты, черные поминальные доски на стенах, новые иконы, удивительные какие-то рисунки на полу... Кто-то праздно шатается по собору, кто-то вопреки запрету снимает купол на телефон, какая-то женщина стоит на коленях у иконы Богородицы, прижавшись к ней лбом...
Игорек потребовал свечку поставить. Я ему в таких случаях вручаю свечку и говорю - выбирай, куда. Он на сей раз отнес ее к Андрею Первозванному. Рядом - канонизированный адмирал Ушаков. Не знала, что его причислили к святым. Дела Алексия, я так понимаю.
Когда мы вышли из собора, на площади у стены с памятным знаком звучал в микрофон голос девочки, читавшей стихи о начале войны. Точно! - осенило. Сегодня же 75 лет с начала Великой Отечественной. Это у них не выпускной никакой, это День Памяти.
Мы подошли ближе. Игорьку кто-то дал белый шарик из той самой связки, которую мы уже видели. Игорек шарики не любит - однажды его напугал громко лопнувший шарик. Я с трудом объяснила ему, что эти шарики не простые, а летучие, они так просто не лопаются. И все равно Игорек отдал шарик мне, а окружающих начал убеждать:
- Отпускайте же шарики скорее! Пусть они улетают в космос! Отпускайте.
А шарики и сами рвались из рук.
Тем временем женщина-ведущая мероприятия (как я поняла) сообщила, что сейчас мы все отпустим эти шарики в небо в знак памяти о погибших на войне. Раз, два, три! - и шарики белой стайкой взмыли в небо, сделали (я не шучу!) круг над людьми и устремились к куполу собора. Обогнули его слева и исчезли над заливом. Игорек радостно помахал им. И мы уехали обратно в Гатчину. Много всего за сегодня.