May 11th, 2007

Sun

"Я тут, в музее Пушкина, приобщаюсь к высокому"

Что для таких господ --
Закат или рассвет?
Глотатели пустот,
Читатели газет!
М.Цветаева


- Если бы я тебя так нарисовал, ты бы, наверное, обиделась, - говорит упитанный дядя средних лет не менее упитанной тете тех же лет, глядя на картину Модильяни "Портрет Жанны Эбютерн".

- Чё-то она толстая... хихихи... - говорит одна девочка в полосатой кофтичке и с болезненно сдавленным слишком низкими джинсами животом другой девочке в полосатой кофточке, глядя на карандашный рисунок Модильяни "Сидящая обнаженная".

- Аллё! Я тут в музее Пушкина, приобщаюсь к высокому, - говорит дамочка в пиликающий на весь зал мобильник.

- Вот у него перспектива... ее почти нет. А нет, тут еще ничего, - говорит девушка пожилой женщине, указывая на картину "Мари".

- В состоянии невыносимом...
- Ну невозможно...
Это слышится со стороны пожилых тетенек, устало сидящих на скамеечке напротив картины "Мадам Помпадур".

- Хи-хи-хи! Ты посмотри... - Это опять девочки в полосатых кофточках, уже напротив "Кариатид".

Очень уж усталые глаза у всех картин. Наверное, им очень-очень надоело выслушивать бред, который несут зрители, привлеченные громким именем художника. Мне кажется, большинство посетителей выставки чувствует себя обманутыми, как будто они пришли посмотреть на Айвазовского или даже Кустодиева, а получили бледных изможденных женщин Амедео Модильяни... Разве что "Ахматова на трапеции" повеселее прочих.

Collapse )

Наибольшее число народу толпится у двух огромных экранов. На одном представлена в виде слайд-шоу с текстом "история любви" Ахматовой и Модильяни. На другом - просто биография Модильяни. Люди внимательно читают.
Чтобы вознаградить себя за лицезрение толстых обнаженных женщин и худых бледных лиц с глазами без зрачков, зрители бредут в соседний зал, где устроена экспозиция "Эпоха Меровингов". Под стеклом лежат изящные золотые и серебряные украшения, которые уже никогда не украсят ничьи руки, шеи, грудь или голову. Рядом - истлевшие и проржавешие мечи, которые уже никогда никого не смогут убить, чаши, из которых никому уже не придется пить, пряжки, шлемы, ложки... Посетители восхищаются: надо же, как умели делать! И все - руками!