February 2nd, 2006

Sun

Про уродов (моральных)

- Это ее разбирать - надо пятерым полмесяца возиться. Там не кладка,
а литье. Черт их знает, как они так клали!
- Я ее свалю.
- Как?
- Так. Тремя тракторами зацеплю -- слетит как миленькая,
- Попробуй.
(В. Шукшин "Крепкий мужик")


В каком-то старом-престаром фильме, где Меркурьев играл маститого профессора, приехавшего отдохнуть в деревню, был второй главный герой - ребенок лет то ли семи, то ли десяти, который прицепился к профессору и собрался строить ему печку в доме. Ну, о том, что такого приставучего и надоедливого ребенка я бы на месте Меркурьева отлупила бы как следует по заднице и вышвырнула вон, я молчу. Фильм я к чертям выключила на сцене, где этот малолетний недоносок, этак по-хозяйски ходя по развалинам свежеразрушенной церкви и подбирая кирпичи для печки, удовлетворенно говорил: "Вот ведь, не для дела строили, а как крепко!"


Перечитывая вчера для статьи про церковь Покрова в Филях толстый том "Сорока сороков", я нашла там не очень много про само описание храма. Зато почти две трети статьи в книге были заняты рассказом о том, как в начале 1930-х рабочие местного завода №22 долго и настойчиво требовали снести "культовое сооружение", так как это место позарез нужно было под гастроном (вокруг Покровской церкви места хватило бы на пять гастрономов и еще пару универмагов). В другой барочной церкви, в селе Уборы, которую строил тот же Бухвостов, роскошный резной иконостас спалили прямо в здании церкви - ну, видимо, не хотелось трудиться и выносить его наружу.


Ни в одном томе четырехтомника "Сорок сороков" я не могу спокойно открывать раздел "Разрушенные церкви". Нет, меня не мучит сожаление, я не печалюсь. Меня начинает душить приступ злобы и желание удавить кого-нибудь из тех недоделков, которые сами не способны были построить даже забор, но что-нибудь развалить готовы были в любой момент.
Чушь все это и мура насчет "опиума для народа" и борьбы с ним. Есть люди, которые от природы лишены чувства красоты - так бывают лишены слуха, чувства ритма, например. И даже наоборот - если красиво, то лучше снести, уничтожить, чтобы не мозолило глаза и не оттеняло тех кургузых бараков и двухэтажек, которые строились для победившего класса.

Вот хотя бы товарищ (никакой он мне не товарищ) по фамилии Шевалдышев, которого, видимо, тянуло на лавры Герострата (впрочем, едва ли он знал, кто это). В Троицком-Лыкове стояла старинная (17 век) деревянная церквушка, никому не мешавшая, кроме комсомольца-активиста Шевалдышева и его приятелей, которые в соседней закрытой каменной церкви открыли клуб, который почти никто из села не посещал. В отместку они ночью подожгли деревянную церковь, стоявшую рядом - за то, что в нее народ периодически приходил. Церковь эту очень берег как редкую последний хозяин села Карзинкин.

Впрочем, что-то я в пафос начинаю впадать.
А не надо бы. Надо сказать спасибо, что хоть что-то сохранили.
  • Current Mood
    angry приступ злобы