August 20th, 2004

Sun

ТРЕТИЙ ЗАЧАТЬЕВСКИЙ

Переулочек, переул...
Горло петелькой затянул.

Тянет свежесть с Москва-реки.
В окнах теплятся огоньки.

Как и в левой руке - пустырь,
А по правой руке – монастырь

А напротив высокий клен
Красным заревом обагрен.

А напротив — высокий клен,
Ночью слушает долгий стон.

Покосился гнилой фонарь
С колокольни идет звонарь…

Мне бы тот найти образок,
Оттого что мой близок срок,

Мне бы снова мой черный платок,
Мне бы невской воды глоток.

Район Зачатьевского монастыря как-то страшно неохотно пускает меня к себе. Все время что-то застравляет идти мимо, не сворачивая с Остоженки. И до сих пор нет у меня ни единого его кадра.
Однажды мы, гуляя по арбатским переулкам в сторону Москвы-реки, добрались и до Зачатьевского. От самого монастыря почти ничего не осталось, кроме стен и красивой надвратной церкви в стиле московского барокко, построенная на средства стольника Ивана Грозного, А. Римского-Корсакова. Монастырь считается древнейшей женской обителью Москвы. В 1930-е годы главный собор - Рождественский - снесли, а на месте его построили типовую школу. На старых фотографиях собор так красив, что хочется плакать от бессилия что-либо вернуть. Местами разрушили и стену. Мы ходили вдоль этой стены, которая местами еще разрушена, местами уже залатана, и то и дело натыкались на стройплощадки и новые здания, охраняемые суровыми дядями. А около надвратной церкви, на воротах, висело большое объявление, подробно рассказывающее, что монастырь - действующий, и поэтому посетителей просят соблюдать правила... Странно, но это было высказано так, что не только не вызывало сопротивления, но и наоборот - желание не перечить... и какое-то смирение, свойственное всему монастырю.
  • Current Music
    Из Моцарта нам что-нибудь