January 13th, 2004

Sun

Библиотечное

Лики, как товарищи, смотрят понимающе
С потемневших досок на меня
В. Высоцкий


Круглый зал с куполообразным потолком, под сводами которого живет чуткое, отзывающееся на малейший шорох эхо. Широкие столы, почти не исписанные деревянные столешницы - на них как-то неловко корябать всякий вздор, на этой желто-лаковой поверхности, отполированной сотнями тысяч томов, тетрадями и локтями. Высокие окна, в которые летом заглядывают зеленые ветви деревьев... А теперь они - голые и черные, на фоне серенького неба...
Здесь хорошо.
Шорох страниц, негромкие, осторожные - чтобы не мешать - шаги.
И над всем этим круглым залом - портреты.
Я сижу с самого краю длинного стола - там, где меньше народа и никто не проходит мимо.
Две стопки книг, из которых большая часть мною прочитана не будет. Разве только пролистаю, чтобы сегодня же сдать. Библейские мотивы в "Мастере и Маргарите". Потихоньку завожусь - перебор тут, по-моему. Последняя капля - соотнесение сторожа Власа из "Роковых яиц" с языческим Велесом. Захлопываю к чертям книгу.
На меня сквозь круглые стеклышки очков понимающе косится Грибоедов...