Ju (junet) wrote,
Ju
junet

Categories:
  • Music:

Собаки в моей жизни

Совсем не потому, что наступает год Собаки, я вдруг вспомнила он них.
Просто в альбоме попались несколько кадров. В альбоме, в который из огромной коробки и нескольких пачек я отобрала десятка три или четыре снимков. Значит, не зря отбирала, потому что люблю их все пересматривать, и никак не надоедает.




У моей подружки Маши в славном городе Георгиевске был пес с гордой кличкой Джульбарс. Черный и умный пес дворняжьей породы, по наличию которого на площадке в конце нашей улицы я всегда знала - там Машка или не там. Иногда мы с Машей отвязывали наших собак вместе с цепями, на которых они сидели у будок, и шли их выгуливать, каждая воображая себя этакой "дамой с собачкой"... Подумаешь, что собачки были нам ощутимо выше колена и вовсю гремели своими цепочками.

Мою собаку звали Пальмой. Она была немного меньше Джульбарса и шерсть у нее была рыжей. У меня даже не осталось ни одной ее фотографии. А сама Пальма погибла. Но это грустная история, и я не хочу ее рассказывать.

В память о той Пальме нашу первую собаку в Бронницах мы назвали так же.



Пальма вторая тоже была рыжей, даже, наверное, рыжее первой. И крупнее.
Она была моей неизменной спутницей во всех велосипедных прогулках и во всех катаниях зимой с горки. Охранник из нее был никакой, но зато вся разномастая компания, катавшаяся на санках и картонках с крутого берега Кожурновки (до сих пор не понимаю, как никто из нас там не разбился), Пальму просто обожала. Боялись ее только родители, которые были уверены, что она обязательно искусает их детей. Дети, правда, этого не боялись.



Я же была для Пальмы основной и главной хозяйкой. Мне можно было все: вытаскивать у нее из-под носа миску с едой, таскать за передние лапы, даже скидывать в воду с мостков. Моей двоюродной сестре Юле такого не разрешалось - Пальма, конечно, не кусалась, но рыкнуть могла. Я своим положением очень гордилась. Особо послушной, впрочем, эту рыжую бестию назвать было нельзя. Пальма имела обыкновение увязываться за мной в магазин. Когда я ездила туда "верхом", она, привязанная к рулю, у магазина сторожила средство передвижения. Но вот пешие походы были катастрофой. Не раз я просто холодела, когда слышала в гастрономе отчаянные вопли продавщиц: "А ну пошла отсюда! Чья собака???" Очереди в хлебный отдел всегда были длинными, и Пальме, конечно, надоедало ждать меня на улице. Несколько раз она, подойдя со мной к прилавку, ставила лапы на его край, видимо, любопытствуя, что там дают. А по пути домой мы с ней изъедали горбушки с батона - мне один край, ей другой.
Деревянную калитку из штакетника она научилась открывать в обе стороны - и наружу, и внутрь. Мне хватило нескольких кусков сахара и пары наглядных уроков, чтобы она поняла, что это очень просто.

Пальма дожила до 17 (а может, 18) лет и умерла от старости, в том же месяце, в котором появилась у нас - в январе. Мы все были в Бронницах, и те несколько дней, что она пролежала в доме, постоянно были рядом с ней. А в последний день она вышла во двор, немного прошла, вернулась обратно и снова улеглась. И заснула.
Tags: Баллады из детства, Зверьё моё
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments